?

Log in

No account? Create an account
существо

Овод

Сходила в концертный зал Мариинки на оперу Антонио Спадавеккиа. Вообще-то ничто не выдавало, что это советский композитор (мы его знаем по песне про "добрый жук, встаньте в круг") и там будут радостные марши, сцены народных гуляний и драматические паузы русской классической оперы... Только из программки индеец острый глаз узнал, что либретто на русском и что мировая премьера состоялась в 1957 г. в Перми. Тем не менее - это было здорово, несмотря на многое на...
но дело даже не в опере, поскольку у меня нет подходящего словарного запаса: музыку вообще и оперу в частности я люблю безмолвно, потому что наше с Катей "Вагнер такой Вагнер" - самое выразительное, что мы когда-либо порождали.

Написать же мне захотелось о книге. Потому что в который раз, сталкиваясь с очередной интерпретацией "Овода", я осознаю: это Та Самая Книга, которая лет 15 как определяет мою жизнь.

Мой первый "Овод" был 46 года издания - кажется, самая старая книга моего деда. Там была старая орфография - "итти", "то-есть" и всяческие другие удивительные мелочи. А на очень затертой и потрепанной обложке был - ОН, но так плохо различимый, что воображение каждый раз дорисовывало его заново. После текста шла статья, про то, что "настоящие большевики" не испытывали бы такой драмы, и только героическая смерть искупает этот душевный надрыв итальянского революционера, который не был выходцем из пролетариата. Каждый раз я ужасно обижалась за Артура, но поскольку последних страниц в книге не было, узнать имя злопыхателя мне до сих пор не удалось. Рыдала я над книгой первые раз шесть, причем со второго раза начинала реветь с самого ареста - и до последней точки (тут надо уточнить, что происходили эти раз шесть между 13 и 16)
В конце концов я купила себе свою книжку с Олегом Стриженовым на обложке. Для деда это был идеальный Овод, для меня слащавый. В Андрея Харитонова мне всегда верилось больше, но с ним книги не продавались. К тому же мое воображение так навсегда и было покорено неясным образом моей первой книги. Собственно книгу я купила ради второй части, "Прерванная дружба", которую до этого не читала. Начала читать, разумеется, с первой - и меня ждало удивительное открытие в виде сталинской цензуры. Оказалось, что несколько лет я читала совсем другой роман, где были вырезаны все сцены, делавшие поведение Монтанелли хоть чуть-чуть человечным, все библейские цитаты и почти вся финальная сцена в соборе. Так что, после нескольких лет перерыва, я плакала над финалом романа еще раз.

Мое решение стать историком определяло множество факторов, но выбор темы курсовой работы на 1 курсе - только один: "Овод" и книга Е.Таратуты "По следам "Овода"", которая связала для меня Артура Бертона и Степняка-Кравчинского. А потом были диплом, диссертация, монография и мой новый проект (как только я покончу с Катей) - про практики чтения революционной литературы.
В моей жизни тоже есть несколько моментов, которые, кажется, обусловлены этой подростковой любовью: 1. отношение к боли как к чему-то, что следует стоически претерпевать (тут стоит вспомнить "Красных дьяволят", роман, а не то, что с ним сделали в "Неуловимых мстителях") - под впечатлением я в старших классах школы несколько раз лечила зубы без наркоза, и когда мальчик-практикант резал мне горло под местным наркозом, жонглируя зажимами и передавая их своему руководителю, который с комментарием "что-то ты тут не доделал" - передавал обратно (а рядом ту же операцию делали дядечке под общим) - скорбный дух Овода был со мной. 2. отношения с людьми, потребность прояснять самое важное сразу до конца, не оставляя недомолвок и не откладывая на потом, потому что в самый первый раз меня поразила безнадежность "и она опять его потеряла" и вероятность того, что Джемма могла так никогда и не узнать, кто был Овод. Видимо, Антонио Сападавеккиа мучился тем же: сегодня сразу после расстрела Овода народные массы ворвались в крепость и Артур умер на руках у Джеммы, спев ей на прощание песенку про мотылька...финал для меня сомнительный, но понятный, как любые советские переделки "Овода", особенно по поводу революционного террора.
кстати, это могла бы быть тема статьи...

а у вас есть такие книги?

UPD Индеец совсем острый глаз: это была премьера и пока можно посмотреть трансляцию на сайте Мариинки http://mariinsky.tv/n/

Comments

Раньше я на этот вопрос отвечал быстро и не задумываясь: ""Властелин колец", разумеется". А сейчас понял, что на самом деле я всегда очень хотел, чтобы ВК был для меня такой книгой. Но нет. Хотя все равно сравнить не с чем.
хотела было написать, что Хейтэлл может не отвечать...

а вот я прочитала ВК лет в 17 только потому, что все остальные книги на лето в деревне кончились и было мне первый раз невероятно скучно. это было также лето Тиля Уленшпигеля и Дон Кихота, так вот Тиль, безусловно, был победителем, а ВК - немного интереснее Сервантеса.
понадобилось читать еще раз и в другом переводе, чтобы понять окружающих
А для меня - да, был, я его впервые читала в девять лет и потом - как Юля - много раз перечитывала из конца в конец. И на следующий год - мушкетеры. Точнее, в эмоциональном плане я даже "Двадцать лет спустя" считаю сильнее, но они были чуть позже...
Роберт Силверберг "Человек в лабиринте". Очень давно читал, перечитывал множество раз. Сейчас, правда, даже не представляю, где именно лежит та самая книга. Хотел найти, но поверхностные раскопки результатов не принесли.
Ух ты. Я ее читал неоднократно и был под впечатлением весьма. А потом как-то совсем забыл про нее. Отличный повод перечитать!
А я Овода читал из-под палки в школе и ничегошеньки не помню, кроме того, что я не понимаю чем там можно было настолько восторгаться, чтобы литераторша настолько сильно требовала от всех, чтобы его прочитали.
И нет, увы, нет для меня такой книги.
Хроники Нарнии, однозначно. они пришли ко мне лет в 8-9, читать я тогда не любила, но тут подсела напрочь. сначала это была пара отдельных книжек, тоненьких в мягких переплетах, я их до сих пор храню. "Лев, колдунья и платяной шкаф" и "Принц Каспиан". они были зачитаны до дыр, всюду где попадались рисунки, отзывающиеся в голове образами из Нарнии, они были перерисованы, пачка рисунков под копирку и своей рукой с того времени тоже где-то хранится. чуткое сердце начало внимательно слушать лес, деревья, и с муками возвращаться в город, корча жалобные роди от обиды, что нужно вернуться и идти в школу завтра, а хочется Туда. даже был план, когда папа чем-то особенно сильно обидел, уйти в лес и там жить. рюкзак был собран, схоронен в шкафу за шубами, план построен, но потом мысль о Май, остающейся одной остановила и рюкзак был разобран спустя две недели. потом в библиотеке были найдены целых два тома!!! лет в 9. сокровище было принесено домой, покладено под подушку и зачитано тоже до дыр. причем расставаться с ними никак было не возможно, а книги были общественные. в борьбе совести и старсти прошел год, после чего книги были отнесены обратно в библиотеку с повинной, объяснением, что они очень-очень нравятся и дороги и пришло осознание, что заныкать их нельзя, потому что тогда много других не узнают о нарнии. еще лет 10 по букинистическим искалось то издание. и лет 5 назад гештальт был закрыт, а ТЕ САМЫЕ книги появились на полке с самым любимым и до сих пор с определеннной регулярность открываются. правда, с меньшей - осознанность немного портит ощущение от книг. но лишь немного - нежная любовь детства сильнее :)))

а ВК - да, он тоже наложил свой отпечаток и меня-создавал, но лишь уже поверх Нарнии. упав, так сказать, в благодатную подготовленную почву.

Edited at 2014-11-12 12:34 (UTC)
У меня сходной (по функциям-последствиям) книжкой был учебник по истории для 5 класса (про Древний мир, с красивыми картинками). Насчет же "Овода" меня больше беспокоило, куда делся второй том из собрания сочинений Войнич 1958 г. (первый, где "Овод", читал, но даже не помню, про что - ни одного героя; вроде на лошадях там скакали, во !). Ведь куда-то делись еще три тома из собрания сочинений Чехова - как раз с тем, что в школьной программе (а вот про Тургенева мне было сообщено, что карточки на подписное издание были сперты в самом начале - поэтому только 3 тома и приобретено было :-)).

А вообще худ.лит никогда не любил - науч.поп гораздо интересней, тем более, что это - бесконечный сериал, все время выходят (выходили) всякие журналы, в новостях также все время. Кстати, сейчас опять наступает расцвет научпопа, лет 5 уже как. Однако, ленюсь - ничего не покупаю из этого, интернета с новостями хватает.
Ну, во-первых, твой вопрос породил у нас с Машей трехчасовое обсуждение, которое только что закончилось:)
Во-вторых, повествую. Лет с шести я штудировал две домашние библиотеки (бабушкину и батину), в которых было всё от античности до конца 19го века, а так же ходил в областную детскую, в школьную и (по выходным с отцом) областную взрослую библиотеки. Короче, вечерами напролёт я сидел с книжками. Прочитал я достаточно, чтобы потом меня начали посещать мысли "многое можно было бы и не читать". Но ведь я бы этого не знал, если бы тогда не прочитал))
Но есть ряд книг довольно известных и премированных западных авторов, которые я так и не освоил (чутье?), о чем сейчас лишь радуюсь перелистывая на чужих полках (список давать не буду, чтобы никого не провоцировать).
Но подхожу ближе к ответу на твой вопрос. Повлияли или, может быть правильнее говорить "были созвучны мне", многие книги от "Бесов" Достоевского до "Бойни номер пять" Воннегута - эти две из тех, которые и сейчас люблю. Еще можно выделить и добавить "Вечера на хуторе близ Диканьки" Гоголя. Хотя некоторые другие предпочел бы забыть - да, повлияли/созвучали, возможно это был просто протест или юношеское стремление не к тому, что оказалось ценным, но пусть эти книги и останутся в моих 18ти и 20ти годах.
Чего не хватало, так это читаемая сейчас родная литература Русского рассеяния, сочная и светлая на слог и образы. Хоть Булгакова в 80е уже издавали, и на том спасибо. А вообще некоторые вещи надо было в 16 прочесть. Но рановато пришёл в сию жизнь) (Иронизирую, но нисколько не жалею ни о чём).

Так вот книг, которые я прочёл ещё в детстве и перечитывал множество раз после, пронёс через юношество и до сих пор готов иногда перечитать пожалуй две. Затёртые до дыр. Это прочтённый раз на 30 "Властелин Колец" Толкина и прочтённая раз на 20 "Моя семья и другие звери" Даррелла.

Edited at 2014-11-19 23:01 (UTC)
Да, "Овода" не читал.
И еще у меня лежит на обмен (это же олдскульно выменивать на одни книги другие) несколько томов - стихи Бодлера, томик Камю, несколько сборников темных историй Роальда Даля, Ле Гуин и что-то еще.
Если кого-то заинтересует, то вилькоммен!